Еще

    Готовится новая провокация, как с Навальным: Пономарев напророчил широкомасштабные протестные акции весной

    Общественник Лев Пономарев, который был признан иностранным агентом, объяснил, для чего Владимир Путин повысил штрафы за непослушание сотрудникам правоохранительных органов.

    Владимир Владимирович у нас, как понятно, неплохой, а вот члены партии «Единая Россия» – нехорошие. Все же по причине протестующего и  митингующего жителей у «бояр» и гаранта несчастной Конституции Российской Федерации наблюдается согласие. 

    24 февраля Владимир Путин утвердил закон об усилении штрафов за непослушание сотрудникам правоохранительных органов на масштабных акциях.

    Штраф за какое-или сопротивление возрастет до 2 000-4 000 рублей, а за вторичное непослушание – до 20 000 рублей.

    В полном комплекте неповинующимся могут «прилететь» ещё и исправительные работы сроком от 40 до 120 часов. Если масштабная акция производится лицом, которое признано иностранным агентом, её выделение денежных средств также будет караться штрафом (от 15 тыс. до 30 тыс. для руководящих лиц, от 50 000 до 100 000 руб. для организаций). Как и распространение инфы об зарубежных агентах и сделанных ими материалах без распоряжения на их статус (до 100 000 рублей для организаций и до 300 000 – для должностных).

    Создателем закона выступил уральский единорос Дмитрий Вяткин. Демонстративно, что в 2019 году он отметился вместе с сенатором Клишасом в авторах грустно популярного проекта закона о «фейковой инфы» и «неуважении в руководству». В 2020 году стараниями Вяткина в статью 128.1 УК Россия об ответственности за инсинуацию в сети интернет, на непродолжительное время декриминализированную в президентство Дмитрия Медведева, возвратилась мера наказания в виде заключения (на данный момент за данные в сети интернет, которая была признана российским судом инсинуацией, можно сесть на два года). В далёком 2012-ом депутат Государственной Думы 6 созыва Дмитрий Вяткин голосовал за закон, который запрещал жителям Соединенных Штатов усыновлять российских сирот и оставшийся в народной памяти как «Закон Димы Яковлева» (бытовало и другое заглавие – «закон мерзавцев»).

    Кроме того интересно, с чего начиналась политическая карьера Дмитрия Фёдоровича: на выборах главы государства 2000 года он трудился в челябинском местном штабе Владимира Путина. А до того, в 1999-ом, помогал избраться в Государственную Думу политику с отчётливо кагэбэшным происхождением Андрею Гришанкову. 

    Новый проект закона Вяткина, утверждённый президентом, управляющ?? государством с того самого 2000-го, откомментировал общепризнанный иностранным агентом российский общественник и публичный деятель Лев Пономарёв.

    – К несчастью, всё обыденно – идёт ужесточение режима, – считает Лев Александрович — Власть осознает, что её положение дел в диалоге с обществом будет всё больше усложняться.

    Весной народ будет выходить на улицы, и власть делает всё, чтоб это предупредить: наказать, запугать.

    Общественник не колеблется, что скоро власть сама даст причина для новых акций:

    – Изобьют кого-нибудь либо уничтожат. Как пробовали, к примеру, отравить Алексея Навального, – объясняет он. Как считают Пономарева, новый закон еще раз указывает, что сотрудники правоохранительных органов взяли власть в свои руки.

    Лев Пономарев считает: исходя из убеждений правозащиты спектр в новом законе меж административным и «силовым» непослушанием право- и властеохранителям широкий, так как размыт.

    – К примеру, сотрудник полиции отдал приказ идти – а ты не идёшь.

    Меня в своё время судили за то, что я «упирался ногами в землю», так судья и произнес. Упираешься ногами в землю – за это уже можно прирастить штраф.

    Ясно что ужесточение идёт по всему фронту – и по уголовной, и по административной ответственности, – отметил Лев Пономарёв.

    Специалист предсказывает, что весной сопротивление общества будет лишь возрастать. Отличная погода поможет выходу людей на улицы, а власть непременно найдёт повод совершить деяния, которые будут плохо восприниматься жителями. Количество непредвиденных погибших «законодательного терроризма» в рамках нового «закона Вяткина» предвидеть трудно.

    – Всё зависит от массовости сопротивления, – уверен Пономарев. – Когда власть видит масштабное сопротивление, она начинает «производить маневры».

    Чего они определённо не желают – это стрелять по людям.

    Потому они достигают, чтоб люди меньше выходили на улицы, чтоб не было необходимости принимать жёсткие меры. Желают запугать людей и уменьшить количество протеста. Когда на улицы выходит большое количество человек, устроители масштабных акций не могут дать гарантию, что в их числе не будет подстрекателей либо просто радикально настроенных людей, осуществляющ?? насилие и вандализм, прежде всего, в отношении транспорта и специализированной техники. Этих людей, естественно, нужно наказывать, но они неминуемы при широкомасштабных протестных акциях, а власть создает видимость, что не осознает этого. Это издержки хоть какого демократического протеста.

    Николай Васильев.

    Новое на сайте

    Похожие статьи