Еще

    Боксер Николай Буценко: «Надежды на Токио — лишь золотые»

    Призер чемпионатов сообщил о карьере в боксе и тренировках в период действия карантинных мер

    Боксер Николай Буценко первым из украинской команды захватил лицензию на Игры, одержав нужное число побед на квалификационном состязании в столице Великобритании, который прошел еще больше года назад, в марте. Тогда турнир пришлось оборвать, что называется, «на самом увлекательном месте», из-за разгара сильной эпидемии коронавирусной инфекции. 2-ая попытка окончить квалификационный олимпийский турнир запланирована на 4–8 июня, а сами состязания сейчас уже пройдут в Париже.

    Развернуть Граждане Украины на Олимпиаде в Токио

    Специалисты 1-го из наиболее узнаваемых глобальных спортивных редакций Gracenote думают, что атлеты сборной Украины завоюют на Олимпиаде в Токио 21 медаль и займут 15-е общекомандное место. Российским спортсменам пророчат 6 первых мест, 7 серебряных и 8 — бронзовых.

    «Вести» продолжают проект, в каком мы будем знакомить читателей с надеждами Украины на будущих Играх, теми, от кого мы прежде всего ждем медалей на состязаниях в Стране восходящего солнца.

    — Николай, лицензия на Олимпиада у вас уже в кармане, все же, желание поехать в Париж от этого не уменьшилось. Почему? Не стоит «закрыться» перед Играми и поработать тут, на базе в Конче-Заспе, в размеренной обстановке?

    — Конечно, нужно двигаться. Ведь я уже чрезвычайно издавна не боксировал в соревновательном режиме, лишь на тренировках. А тренировочного занятия и состязания, сами осознаете, — две огромные различия. Да, у нас находятся неизменные спарринг-сессии, но это все совсем не то. Ведь настоящий бой и поединок с товарищем по команде в тренировочном зале различаются и чувствами, и техническими аспектами, когда ты, к примеру, остерегаешься ненароком травмировать напарника по спаррингу, не постоянно всецело выкладываешься. Однако в квалификационном состязании уже можно будет работать, что называется, без ограничений. Данный турнир будет собственного рода генеральной репетицией перед Олимпийскими играми. Тем паче, там могут принимать участие любые боксеры — и те, кто уже квалифицировался на Игры, и те, кому еще лишь предстоит захватить путевку. Потому я думаю, что просто нужно двигаться туда и боксировать.  Турнир начинается с такого же шага, на котором он прервался в марте 2020 года в столице Великобритании. В состязаниях продолжают принимать участие все те же атлеты. Ведь в мире олимпийского бокса состязаний фактически не проводилось, при этом, в рейтинговом списке не случилось значительных изменений.

    — Как идет приготовление к Токио, какой настрой?

    — Если в 2-ух словах, настрой — боевой, подготовка — хорошая. Прошли много сборов, сделали большой размер работы. Команда настроена на успешное выступление в Париже и завоевание как можно большего количества лицензий. Дай Бог, все будет отлично.

    — Во время сильной эпидемии у вас лично перерыв был большой?

    — Нет, я повсевременно тренился и поддерживал себя в форме. Какого-то ступора не было. Притом есть виды спорта, где нужно особое оборудование, часто — громоздкое. У меня же постоянно все под рукою. Вначале были в карантинном режиме — 14 дней посиживали дома, после того как прилетели из Лондона, позже начали понемногу заниматься на улице, у кого где выходило. А позже уже достаточно стремительно открыли залы.  В Конче-Заспе мы тренируемся повсевременно. Тут, видите ли, в прошедшем году сделали ремонтные работы, как раз в период действия карантинных мер. Потому на данный момент в принципе все супер — условия стали близкими к безупречным. В таком зале одно наслаждение работать, тем паче перед таким ответственным стартом, как Олимпиада.

    — Как тренировались в ближайшее время?

    — Как обычно перед большим турниром. Поначалу были под перегрузкой, тренировались трижды в день, плюс никто не отменял доп бассейны-сауны, «тренажерный зал» и пр. При всем этом каждое занятие продолжалось по два – два с половиной часа. Чуть не до 3-х часов доходило. Позже, поближе к старту квалификационного соревнования, перегрузки чуток спали. На данный момент трудимся в режиме двухразовых занятий в день, и они уже продолжаются меньше, по полтора часа. Можно сообщить, что я непревзойденно себя чувствую.

    — И все-же подытожим тему Токио — какие надежды на Игры?

    — Ну как какие — лишь золотые. Золотая медаль — едем лишь за ней, а там как получится. Дай Бог, чтоб все вышло. Столько работы сделали, что настрой лишь на победу. 

    — Груз беды в Рио-2016 не давит?

    — Говорил, говорю и буду повторять еще длительно: Олимпиада в Бразилии — урок для меня на всю жизнь. Ведь я с этим боксером уже боксировал (Мохамед Хамот из Марокко, которому Буценко проиграл в первом же раунде Игр-2016 и выбыл из предстоящей борьбы за медали. — Авт.). Я знал, как с ним нужно вести бой. Он «грязный», и мне нельзя было идти в клинч, но я пошел, за что и получил предупреждение. Я заблаговременно знал собственного соперника по первому раунду, и у нас было довольно времени, чтоб провести изучение его, приготовиться и тактически, и на техническом уровне. Задачка, бывш?? поставлена на бой — я её делал. К несчастью, не вышло.

    Вообщем, далее все пошло по плану. Я не тормознул и не отчаивался. Продолжил трудовую деятельность и выиграл ряд медалей больших межгосударственных турниров. Чрезвычайно хотелось бы, чтоб Игры в Токио были закономерным продолжением этих достижений. Сильно большое количество израсходовано — и сил, и нервишек, и чувств — для заслуги главной цели в карьере хоть какого спортсмена — олимпийской.

    — Николай, для вас в июне месяце исполнится тридцать лет. Что далее, какие у вас планы насчет проф бокса?

    — Я думал о проф боксе еще перед играми в Рио. Ведь к тому времени уже захватил медаль и на чемпионате Европы, и на чемпионате мира. Однако беда в Рио подстегнула меня остаться тут еще на один цикл. И непосредственно на данный момент я в принципе об этом не думаю. Все мои мысли соединены лишь с Токио, с тем, как успешно выступить на Олимпиаде, захватить олимпийскую медаль.

    Касательно проф бокса, скажу так: это мечта каждого боксера, всех, кто предназначил себя нашему виду спорта. Потому не исключаю этот возможности даже в близлежащем будущем. Ведь Игры начнутся уже меньше чем через два месяца.

    — Вы в боксе с самого юношества либо…

    — Да, фактически, сколько себя помню, постоянно занимался боксом. В 6 лет пришел в секцию, и с того времени бокс меня не отпускает. Поначалу проходил подготовку под управлением собственного отца (Валерий Буценко и его сын-подопечный Николай в 2018 году получили стипендии украинского президента, после того как Николай стал призером чемпионатов мира и Европы. — Ред.). Потом работал под управлением наставников Андрея Синепупова и Олега Крапивина, обучался в известном Училище олимпийского запаса им. С. Бубки в Донецке. Ну и в команде, естественно, с Леонидом Николаевичем Лоивским. К слову, ранее, когда проживал в Виннице, с ним также работал. На данный момент живу в Харькове, где главным моим наставником является Валерий Даниленко, но, вместе с тем, продолжаю работать и с папой, который также со мной проживает в Харькове.

    Ну и достижения ко мне пришли достаточно рано, что тоже в большой степени мотивировало остаться в боксе. В пятнадцать лет, в 2006 году, выиграл серебряную медаль чемпионата Европы в числе учащихся школ в Николаеве. А уже в предстоящем году боксировал на кадетском чемпионате мира в Азербайджане. Подростков много боксировал на различных турнирах. В общем у меня еще до взрослого бокса была большая и насыщенная карьера.

    — Все же мне известно, что образование вы получили, полностью не связанное с боксом…

    — Я же из Одессы, и у нас в городе получить высшее образование по специальности «физическая культура и спорт» можно лишь в Южноукраинском педагогическом институте. Однако я решил пойти иным методом, увлекся юриспруденцией. И в 2013 году закончил Государственный институт «Одесская правовая академия», где обучался на факультете гражданской и хозяйственной юстиции. Уверен, мне это непременно понадобится в предстоящем.

    — Жизнь спортсмена подразумевает неизменные отлучки. Дочка уже лупит папу, когда длительно не видит?

    — (Улыбается) Быстрее очень обымает. У меня восхитительная семья. И основное, все они отлично знают — и супруга, и дочка. Ведь я не могу уделять все свое время семье. И всякий раз замечаю, что ребенок снова подрос, в чем либо поменялся. Я бы назвал дочь своим побуждением к победам. Ведь она обязана испытывать гордость мной, видеть мои победы и ликовать.

    — Как отдыхаете?

    — Люблю рыбачить с папой, у нас это уже старое. Как выдается свободная минута либо приезжаю из сборной в маленький отпуск, сразу идем на рыбалку.

    — А во время сборов удается отдохнуть?

    — Разве что подремать. Притом сон — это хорошая возможность для восстановления.

    Новое на сайте

    Похожие статьи